Проблематика современной моды

Проблематика современной моды. Из телеграм-канала «Вечное возвращение нового»

К чему привела глобализация? К стиранию индивидуальности, в первую очередь. Причём, уровень доходов не сильно зависит от растворения в массе, он может лишь продемонстрировать социуму уровень этого дохода, а может и не продемонстрировать. Например, для какого-то количества людей наличие в руках телефона определенной марки показывает статус обладателя. Но по факту, даже у совсем линейно мыслящих обожателей гаджета наличествует вариативность – ребёнок богатых родителей, любовница, мошенник, дурачок с телефоном и кредитом и т.д.

В одежде же ещё сложнее, просто ввиду трудностей выделения из череды одинаковостей. Мода в одежде проглотила человека-как-личность, заставила его усредниться, подстроиться под общий видовой ряд. На фоне общей серости мы быстро выделяем носителей субкультурных модных локальностей, которые, впрочем, практические не имеют отличий с аналогами в похожих по культуре странах. В этом есть тонкое место, поговорим немного об этом.

Сейчас, приезжая в любой европейский город или крупные города США (в деревнях там всё-таки другая культура до сих пор) мы видим весьма схожий визуальный ряд: сетевые магазины и кафе, одни и те же модели и марки одежды, одни и те же автомобили. Специфические проявления национальной культуры вроде итальянской громкости или британского алкоголизма и агрессии не сразу бросаются в глаза.

Дабы насладиться аурой, духом города мы ищем уникальные, аутентичные места, скрытые точки входа в локальную культуру. Этот процесс безумно интересен, но имеет определенные требования к искателю. Помню случай в Берлине, когда мы с товарищем общались с барышней, которая жила там уже какое-то время. Обсуждали поход в какой-то местный андеграундный клуб. Она мне говорит – тебя не пустят, слишком прилично одет. Зато на вечеринке, где собирается сообщество, относящееся к японскому дениму, мне комфортно, как и всем людям, вхожим в это сообщество. Кстати, я ни разу не видел там представителей американского или канадского брендов.

Таким образом, принадлежность к определенному классу культуры, проявляющееся во внешнем виде, серьезно упрощает доступ в аналогичный класс в схожих странах.

Такой подход не работает среди очень богатых. Тут как раз богатство необходимо отрабатывает различия. Это иной класс людей, они связаны кроме культурных интересов ещё и делами, и родственными узами. Но самой важной связью в этом кругу является «элитарный снобизм», внутренняя уверенность собственной исключительности. Это качество крайне редко манифестируется, скорее маскируется за правильными речами и благотворительностью, лишь изредка выскальзывая из ментальных загонов, как произошло когда-то с Обамой, который, чавкая жвачкой, на почти божественной ноте вещал об исключительности американской нации. В этом элитарном снобизме питается один из корней нацизма, мы видим, как крепко этот корень подпитывается. Именно поэтому нашим нуворишам практически невозможно пробиться в ряд этих снобов-богатеев, количество денег в этом кругу вызывает желание как-то их отнять.

Можно попробовать ориентировочно нащупать суть вкуса: необходимо уловить баланс между ценой, качеством, индивидуальностью, пониманием и внутренней свободой, настроив себя на волну когнитивного выбора и касается это не только одежды.

Кстати, фраза для запуска личных когнитивных процессов. Мераб Мамардашвили сказал, что свобода – есть внутренняя необходимость. Как вам? Внутренняя необходимость создавать свой личный образ, а не уподобляться рекламным картинкам, если отнести к моде. По меньшей мере красивая мысль.