«Вещизм» — кто и что пытается впарить?

Сегодня я попробую попробовать на вкус тему, которая набирает обороты в последнее время. Я не придавал ей значения несколько лет, рассматривая как искусственно созданный поток не связанных текстов, идей, призывов. По-прежнему не видно явных интересантов (попробую их нащупать впотёмках), но уже прослеживаются контуры внятной пропагандисткой кампании. Это точно так же, как препарировав наших местных либерало-демократов, легко находишь кисловато-гниловатый абрис их внешних кураторов. Именно эта неуклюжесть в продвижении повестки «по скриптам», даже не слишком тщательно маскируемая, не позволяет иной от официальной точки зрения привлечь хоть сколько-то значимое число сторонников, хотя власть, особенно в экономической части, у нас некудышная, тут сомнений нет. Тема, которую я попробую описать, как-то тоже фонит заказом.

Имею я ввиду атаки со всех сторон на сложившуюся систему потребления. В чем они выражаются? И в обвинениях тупости нынешних жителей Земли, и в философском обосновании «консьюмеризма» (у этого слова два распространенных значения, я опираюсь на более свежее — излишнее потребление) и вреда от него, и в пресловутом лечении от «шопоголизма», и в точечном, но активном продвижении идей секондов, «вторая жизнь вещей» и прочая ахинея, и в призывах отказа от вещей, мол «вещизм» останавливает развитие личности, и актуализации темы активов\пассивов (инвестируй, а не трать), да много ещё чего можно вспомнить.

Схема, как обычно, безфантазийная – сначала серия вбросов через разного рода дешёвые пути донесения информации, далее философские да научные обоснования, вернее сказать – псевдо-философские и около-научные. Психологи (некоторые считают психологию наукой) проводят не доступные для тиражирования и не проверяемые исследования, говорящие головы их как-то обосновывают, понятно, что должны наличествовать красиво выстроенные последовательности слов, которые вызовут либо яркие образы, либо сильные эмоции. Далее (и сейчас именно такой этап) движению придается концептуальность, выносятся на трибуну знамена борьбы за всё хорошее против ужасного и мерзкого, людей потихоньку подталкивают к оценке себя как важных и значимых персон. И вот тут этим важным и значимым персонам остановиться бы, да подумать: а зачем вдруг кому-то ставить меня на пьедестал? Ведь в природе человеческой постановка на пьедестал всегда приводит к перекладыванию ответственности. Сотворение себе кумира – это вынос своей восторженной субличности вовне и направление усилий не на конструирование себя-как-сверхчеловека (в ницшеанском понимании), а на поклонение тому, что уже создано (конечно же не в реальности, а лишь в голове у поклонника). Бездумное следование за яркими лозунгами и призывами – из этой же череды масштабных манипуляций.

Доходит до смешного – люди проводят исследования, мол сто лет назад у человека было всего столько-то вещей, а сейчас – в тысячу раз больше; вывод —  надо отказываться от вещей. Во-первых, какие теоретические основы у этого опыта? Во-вторых, по каким алгоритмам оно проводилось (если проводилось, а не выдумано журналистами журнала «Форбсик»)? В-третьих, какие были созданы контрольные группы, проверочные шаги и т.д.? Какова репрезентативность? Каковы логические обоснования выводов, насколько они корректны? Были ли попытки опровержения гипотезы, чем закончились? Вот это – есть научный подход, а не болтология.

Очевидно, что сто лет назад вещей у среднестатистического человека было меньше. Так мы знаем, что в Европе менее ста лет назад бывали и голодные годы, люди умирали от отсутствия еды, а в Африке так и сейчас эта проблема присутствует, что это демонстрирует? Да, ещё я захватил те времена, когда в общаге брали друг у друга вещи, чтобы сходить на дискотеку или на свидание. Да, я помню Невский без машин, мы постоянно перебегали его где попало, причём днём. Да, я помню, что за билетами на поезд в Крым приходилось ночами стоять в очередях. Что всё это доказывает? Что тогда было лучше, и нам надо бы отказаться от вещей? Мне кажется, что это даже не глупость, это похоже на клинические проявления заболевания.

Из этого же ряда – «исследования», мол после колонизации Индии британцами доля страны в мировом ВВП рухнула в десятки раз. Мол, перец стоил как поместье и т.д. Даже если принять во внимание, что некоторые группы товаров серьёзно изменили свою значимость и цену, то делать на основании этого сколько-нибудь валидные расчёты невозможно. Ни методики, ни значимого объёма данных для обработки – нет ничего, кроме гипотезы, которую пытаются подтвердить, хотя надо бы пытаться опровергнуть.

Но ведь почему-то я на это движение «против вещизма» обращаю внимание? Суть тут вот в чем. Если бы не очень умные люди это говорили, то можно было бы в их сторону и голову не поворачивать, как я и делал несколько лет. Но дело обстоит несколько иначе. Люди, с вполне здравой способностью рассуждать, присоединились к хору трансляторов идеи «вредности консьюмеризма». Обращается внимание на вереницу фактов, с которыми трудно спорить – на покупку не нужных вещей, на покупку просто так, на покупку «сотой маечки, когда дети Украины голодают», на хлам в кладовках (а это всё – угроза природе) и т.д., и на этом основании делается вывод, который уже не совсем очевиден. Вон какой вой по поводу электромобилей – экологичные, не загрязняют… Исследования, которые идут вереницей, показывают, что и углекислого газа они больше выделяют, и производство электроэнергии для природы нисколько не менее вредно, чем нефти – всё это не имеет значения. А пластик? Неужели трудно понять, что производство картонных стаканчиков и крафтовой бумаги также ужасающе вредно природе? Что вопрос стоит лишь в переработке пластика. Вместо того, чтобы создать условия для переработки его, начинают опять запрещать. «В море огромные острова пластика». Так его туда кто выкинул? Давайте уже кардинально бороться с пластиком – отстреливать людей? В Чернобыле зона отчуждения, людей нет более 30 лет – природа цветет, животный мир развивается, пришли даже те животины, которых там не было. Так может что-то с человеком сделать? С тем, кто разрушает мать нашу?

Зачем тебе газонокосилка, триммер, электрокабель к ним, ещё масса «лишних» вещей, если была коса. Наши предки косили? Вот, давай и ты! Зачем тебе трое штанов? Как у нас говорилось? «И в пир, и в мир, и в добрые люди!», одних достаточно. Ну и так далее.

Парадокс в том, что на потреблении основана нынешняя система экономики. Отказ от потребления – подтачивание основ современной экономики. Также как с банком. Работает он себе в штатном режиме, собирает вклады, но если в один день придут все вкладчики за своими деньгами – он рухнет. Другой системы экономики у нас пока нет, правда же? Или есть? Может быть уже кто-то, кто может влиять на умы, но не может перестроить мир, придумал новую экономическую модель и расшатывает нынешнюю? То, что при развале нынешней системы большинству будет хуже, и вещи не будут уже покупаться потому что нет возможности, а не потому что «принципиально не покупаю» — это мало кого волнует, как говорится, кому интересны червяки, когда я собираю рис?

Может быть. А может быть и другая история. Люди, которые не могут позволить себе лишнюю вещь, начинают подводить под это идеологический базис. А то, что за ними следуют и те, кто может себе позволить – так это вовсе не странно, стадный инстинкт у человеков развит на уровне кроко-мозга, именно это позволяет нам выживать. Другое дело, что механизм, направленный на выживание, совсем не обязательно поможет в принятии оптимального решения, не добавляет рациональности.

Какие же могут быть задачи у создаваемого течения «против вещизма»? Кроме озвученной выше — вполне понятной и рациональной – когда у меня нет средств, я начинаю потреблять меньше. Надо вероятно, немного посмотреть на важнейший атрибут современности – деньги. Тысячелетия назад деньги были придуманы как эквивалент обмена, как более удобный, чем прямое обменивание, способ получения нужного за лишнее или не нужное. Есть корова, хочу топор, как обменять? Понятно, что в племенах деньги были не нужны – там существовала иная система и отношений, и экономики. Большой рывок в собственной значимости деньги сделали, когда объектом предъявления к обмену стал труд. Два часа труда я могу обменять на кусок мяса. Десять лет труда – на квартиру.

Теперь, учитывая ненужность денег в отсутствии объектов обмена, посмотрим – что предлагается людям, имеющим деньги, если тратить их на покупки вещей – плохо?

Во-первых, на собственное развитие – вкладывай в себя, это самая ценная инвестиция. Под эту же историю подкладывается образование, не очень акцентируя внимание на том, что современное образование – всего лишь инструмент зарабатывания денег. Чему-то научишься – сможешь больше зарабатывать. И опять вопрос – зачем? Собственное сбалансированное изменение личности – тела, души, духа, осознавание своих эмоций, наращивание возможностей рефлексии, расширение (через обучение в том числе) пространства возможных решений – это всё очень важно и даже необходимо, но это не требует серьезных средств. Как только кто-то предлагает дорогое обучение с изысканными картинами будущего, наступившего в после получения этого образования, то безошибочно можно понять – хитрецы, хотят заработать, а картины – миражи в большинстве случаев.

Второе. Если деньги зарабатывать, но не тратить, то что с ними делать? Понятно что – инвестировать! И как-то случайно хайп по противодействию «вещизму» совпал по интенсивному потоку предложений по инвестированию, особенно в банки, ценные бумаги (через брокерские счета в банках, в том числе) и подобные финансовые инструменты. Финансовые инструменты – это то, в чем очень сложно разобраться даже подготовленному человеку, во всех этих играх множество нюансов и подводных камней, но самое главное – за всем этим стоят очень большие ДЕНЬГИ. Которым для деятельности нужен постоянный приток средств лохов, у которых есть ресурсы для создания массового потока информационного давления на обывателя. Не надо тратить – инвестируй! Зачем? Заработать много денег! Зачем? И дальше по известной притче про рыбака и миллионера.

Третье. Немного другой контекст. Допустим, человек тратит сколько-то денег на свои прихоти. У него сформирована система потребностей. В соответствии с этой системой он налаживает отношения с социумом – работодателем, партнерами, государством. «Мне этого мало, я на столько не проживу!» — знакомая фраза? И вот он начинает меньше тратить, у него «усыхает» система потребностей, изменяются отношения с социумом – уменьшаются требования (к государству прежде всего). Понимаете, кому выгодно если человек будет менее требовательным?

Таким образом, можно выявить определенное количество заинтересантов в идее «противодействия лишнему потреблению». Идет борьба не за лучшее для людей, а за свои интересы. И это уже совсем иная картина.

Возможно, необходимо удерживать себя от спонтанных покупок, может быть это есть проявление глупости, понятно, как такого рода действиям противодействовать – через развитие мышления, через наращивания возможностей рефлексировать свои действия. Только надо понимать, что достаточно часто спонтанность есть нарушение баланса статика-динамика-спонтанность, это симптом чего-то неявного. А это уже другое дело, тут уже нужно работать с восстановлением баланса. Также возможно, что одним из проявлений ума будет покупка не громких имен (брендов), а нужных вещей, об этом будет отдельная статья. В этом же моменте – выбор качества, долговечности, а не яркости, дешевой цены. А баланс здесь – качество-цена-нужность.

Как обычно, нужно быть очень бдительным, постоянно следить за тем, что мне пытаются продать, внедрить, инсталлировать, к какому действию сподвигнуть, стимулировать. Думать, искать истоки, выстраивать цепочку рассуждений, а потом уж принимать решения. Ничего нового, только авторство – у человека, а не у манипуляторов.

Добавить комментарий