Срез времени 14.05.22

Суббота, 14.05.22, вчера вернулся из короткой поездки в Москву с температурой. Но писать срез нужно, поэтому просто посвящу его выводам от поездки по большей части. Ну и в конце про Тинькова, куда без него.

Возвращаюсь я из Москвы обычно с дикой завистью после произошедшего сравнения двух городов. Да, понимаю: воруют в Москве лярдами, оленевод – совсем не герой (а после недопандемии – вражина), «живёт за счёт других» (нет). Возможно, вижу только центр, у нас центральные улицы тоже красивые – так говорят. Да, но нет. У нас сверни в любой переулок или маленькую улицу в центре – Басков, Дмитровский, Гатчинская, даже к Сытному рынку – всё, провинциальные картинки выстраиваются в ряд. Если зима – горы снега (но это и на крупных улицах), убивающие людей сосули, сейчас добавился мусор, транспорт. Но пишу я не для споров – где лучше, а чтобы предложить одну мысль.

Как обычно, буду говорить в контексте деятельности. Питер – медленный и тягучий город, здесь энергия больше философская, требующая созерцания, зависания, раздумий. Энергия эта не требует выхода, не требует признания, изменений, она довольствуется сама собой, самим своим наличием. Если в такую среду ступает пассионарий (человек, генерирующий энергии больше, чем требуется для жизни), то происходят следующие варианты:

— либо среда его растворяет, адаптирует к себе, но с возможными всплесками, выпрыгиванием из тягучести;

— либо на конфликте двух энергий рождается культурный акт (поэтому – культурная столица);

— либо пассионарий выталкивается средой, например, в Москву;

— но чаще – пассионарность уходит и, растворившись в болоте, помогает удерживать вязкость.

Здесь достаточно легко плыть по течению, встроившись в ритм, вполне можно вести добротную жизнь. Даже оставаться способным на Поступок.

Москва – это бурлящий котёл быстрой энергии, серпентарий несправедливости, удачи, гнили, бахвальства, геройства, пронырливости, проектной концептуальности, дружбы, предательства, извращений, стиля… Здесь пассионариям самое место, они тут дышат легче, всегда при деле. Только уточняю, пассионарий — не болтун (тургеневский Рудин – яркий пример), а деятель. «Мести метлой» – это не пассионарность, а турбулентность, создаваемая сильной энергией на периферии деятельности.

Ещё одно замечание – деятельность же не всегда полезная, она может быть и вредная. Вспомним времена Смуты – Москва бурлила, но страна чуть государственность не утратила (пишу по исторической общепринятой позиции, допускаю, что Романовы всё обоврали).

Соответственно, размышляя над возможным главой нашего города (трогаю эту тему уже не в первый раз), понял – только Атаман, только Герой может что-то здесь сделать. Жириновский в лучшие годы (не люблю его), Лимонов лет 20 назад, больше даже назвать некого. Собчак был уместен, соответствовал идее, но его быстро скурвили деньги и красивая жизнь. Чуть рановато, пришёл бы уже пожившим в достатке, наевшимся злата, мужик он был умный, хоть и демократ, но это лечится. Вставлю свой тезис последних лет: демократия – есть худшая форма правления, потому что она построена на вранье и манипуляциях, а значит мифологична и ведёт в итоге к провалу во всех областях жизни (что сейчас активно и происходит).

Никаких эффективных управленцев наш город не примет, это пустое, тут надо шашкой рубить. Денис Давыдов, генерал Соболев. Но есть одно абсолютно необходимое требование – это должен быть фанатичный русофил. Не националист, а фанат русскости. Пётр Алексеевич именно поэтому не вызывает у меня никакого почтения, как и его папа, Тишайший. Один Раскол учинил, другой продолжил, да русскую Душу чуть не изничтожил. Хорошо, что Душа эта сильнее придурковатых царей вышла.

Теперь к событиям.

В Европе процветает нацизм. Вчера приехала из Голландии подруга жены, эта та, которая оказалась здесь 24 февраля и чуть не умерла от страха. Людям, которые даже не имеют уже российского гражданства, приходят из банка письма, типа мы знаем, что вы русский, следим за вашими операциями. Она боится наличные с собой брать (небольшое наследство досталось), говорит – у нас даже 100 евро наличных – это много. Со всей Европы такого рода вести приходят. На фоне провальных экономических показателей, похоже, что скоро начнутся погромы. Может не такие, как в Львове в первый год войны, там евреев ныне любимые ими бандеровцы и настоящие украинские патриоты просто резали, Европа же пока цивилизованная, там только деньги отнимут. А уж после…

Тут выскочила фотография, где перед матчем Германия-Англия в 38-м обе команды зигуют перед полным стадионом. Ещё один мой постоянно подчёркиваемый тезис: Европа больна нацизмом, она одержима этой идеологией. Как только дали разрешение травить кого-то без опасений получить «вычеркивание» — началось.

Приведу я вам несколько фраз из пьесы «Осадное положение» Альбера Камю, где я сыграл Чуму. Согласитесь, написанная в 1948 году пьеса человеком, не принявшим фашизм, никак не может относиться ни к коммунизму, ни к Советскому Союзу. Как философ и творческая личность Камю почувствовал что-то большее, чем разгромленный к тому времени фашизм в происходивших событиях. Я считаю, что это демократия, он писал об этой чуме.

Чума. Я царствую, это факт, а значит — право. Право, которое не подлежит обсуждению: вам придется свыкнуться с этим.

Впрочем, не заблуждайтесь, я царствую на свой лад, точнее было бы сказать — функционирую. Все вы, испанцы, немного романтики и, конечно, предпочли бы видеть меня в облике какого-нибудь черного короля или страшного сказочного насекомого. Известное дело, вы не можете без патетики! Так вот, обойдетесь! У меня нет скипетра, и я принял вид отставного офицера. Я сделал это нарочно, чтобы вас уязвить, это полезно: вам еще многому предстоит научиться. У вашего нынешнего короля грязь под ногтями и уставной мундир. Он не восседает на троне, он заседает. Его дворец — казарма, а охотничий домик — зал суда. Город отныне на осадном положении.

Когда прихожу я, патетика уходит. Я упраздняю ее вместе с некоторыми другими бреднями, такими, как дурацкая тоска по счастью, глупые физиономии влюбленных, эгоистическое созерцание красот природы или преступная ирония. Взамен этого я несу вам порядок. Поначалу он будет вас немного стеснять, но потом вы поймете, что хороший порядок лучше плохой патетики. С сегодняшнего дня вы будете учиться умирать организованно. До сих пор вы умирали по-испански, случайно, как бог надушу положит. На свете существуют безмозглые грубияны, которые убивают ради денег или ради чести, хотя куда изысканнее убивать ради логики! Да, умирали вы скверно, ничего не скажешь — сплошная распущенность. Но можете радоваться, теперь это будет решаться в административном порядке. Одна смерть для всех, по списку, в порядке строгой очередности. На каждого мы заведем карточку, и никто больше не будет умирать, как ему вздумается. Да, чуть не забыл вам сказать: вы, разумеется, умрете, это дело решенное, и будете подвергнуты последующей кремации или даже предварительной — это гигиеничнее и тоже входит в программу. Испания превыше всего!

Чума. Мы должны как можно скорее развернуть широкое строительство бесполезных сооружений. А вы, друг мой, подготовьте сводку о ходе депортации и концентрации. Ускорьте зачисление невиновных в категорию виновных, чтобы обеспечить нас рабочей силой. Всех исключительных отправьте в заключение. Скоро наверняка начнется нехватка людей

 

Чума. Да, я ухожу. Но не торжествуйте, я собой доволен. Здесь, как и везде, мы поработали неплохо. Я люблю, когда обо мне много говорят, и знаю, что теперь вы не забудете меня никогда. Взгляните на меня! Взгляните в последний раз на единственную подлинную силу в этом мире! Признайте своего истинного владыку и научитесь бояться! (Смеется.) Раньше вы якобы боялись Бога и посылаемых им случайностей. Но ваш Бог — анархист, он действовал бессистемно. Ему хотелось быть могущественным и добрым одновременно. В этом нет ни логики, ни прямоты. Зато я откровенно выбрал для себя одно могущество. Я выбрал подавление — как видите, это посерьезнее, чем его ад.

Тысячелетиями я устилал трупами ваши поля и города. На пяти континентах из века в век я хладнокровно убивал не покладая рук. Это, конечно, неплохо, в этом была своя идея. Но идея, так сказать, в самом её зародыше… Мертвец, если хотите знать мое мнение, — это, конечно, приятно, но от него нет никакой пользы. Короче, он не стоит даже раба. Идеал — получить как можно больше рабов с помощью минимума правильно отобранных мертвецов. Сегодня эта техника доведена до совершенства. Уничтожив или сломив нужное количество людей, мы поставим на колени целые народы. Никакая красота, никакое величие не в силах нам противостоять! Мы восторжествуем надо всем!

 

Сильно, как видите? Ух, как я орал, особенно последний абзац (текст не полный выложил), это был финал спектакля – последняя фотография.

 

Теперь про банкира нашего болезного. Потратил три дня, чтобы посмотреть интервью с дудочкой. Кажется, догадался, отчего дудочка вызывает у меня почти рвотный рефлекс.  Мне физически, телесно дискомфортно его смотреть. Он постоянно врёт. Своими вопросами он направляет разговор в нужную ему сторону, заготовлены несколько вариантов развития сюжета интервью, но все «острые» вопросы – только в нужную сторону. Как волка гнать – тот чуть в сторону – там флажки. Матёрые волчары дудочку раздели, но банкир не из них оказался.

25 съезд партии – 1976 год, Тинькову (как и мне, 9 лет). Как его папа шахтёр мог знать про хорошую жизнь в Америке при двух каналах телепередач и газете «Правда»? Я уже в 81-82 пытался ловить «Голос Америки» на «Радиоле», его глушили, ничего не услышать. Жил я в соседнем городе Междуреченске. В штатах тогда жилось очень тяжело – Картер был президентом, только в 80-м придет Рейган, объявит СССР «империей зла» и за счет его развала вытащит США из ануса. Преступность тогда в штатах была запредельной, в Нью-Йорке еще в 90- убивали больше, чем у нас в то время. США и СССР тогда даже как-то дружили, «Союз-Аполлон», все дела. В Афганистан мы ещё не вошли. Так что врёт Тиньков про папу. Про унитазы – тоже врёт. Всё интервью сделано из вранья, выдернутых из контекста правдивых фактов, искренних слов про себя любимого и слива коллег по цеху. Галицкий попал под дружбу, 12 олигархов из двадцатки форбс, Песков. Короче, дружить с тиньковым опасно, о чём я и писал в прошлых срезах. Да, я нашёл третьего их подельника. Жду ответа, может чего расскажет по прошествии стольких лет. Дойдут руки – запишу видео.

Есть несколько вещей, которые следует сказать напоследок. Если человек активно предъявляет, что ему не интересны гладиолусы, будьте уверены – только они его и интересуют. Если человек знает, как заказать дело у органов, но говорит, что он этого не сделает из-за совести – он это сделает.

Добавить комментарий