Поддержка бизнеса. Зарисовка 1.

Участники рынка знают, потребители – может быть и нет, но с 1 июля 2019 года начала действовать первая ступень постановления правительства «Об утверждении Правил маркировки обувных товаров средствами идентификации и особенностях внедрения государственной информационной системы мониторинга за оборотом товаров, подлежащих обязательной маркировке средствами идентификации, в отношении обувных товаров»

Это не что иное, как скрытый налог на обувь. Как обычно, декларация благих целей, размахивание знамёнами защиты потребителей – вдруг сограждане наденут обувку негодную, не промаркированную! Защитим!

В чем суть постановления? В том, что вся обувь, продаваемая в России, должна быть промаркирована. Понятно, что на зарубежные интернет-магазины это не распространяется, они и голову забивать себе этой глупостью не будут.

Как это будет происходить? Процедура обкатана на алкогольном рынке – пресловутый ЕГАИС, и на шубах, кодирование которых ввели несколько лет назад, по слухам – по настоянию одного из крупных игроков рынка. Кодирование обуви (а через год и одежды, ещё раз – ВСЕЙ ОДЕЖДЫ), также выгодно крупным игрокам рынка. Они имеют финансовые и лоббистские возможности. Ну да ладно, это обычно у нас.

Производитель обуви в России должен купить определенное оборудование и маркировать каждую пару обуви. Причём, каждая пара забивается в систему отдельно, на неё присылается штрих-код, он распечатывается и клеится на коробку. Мой товарищ – небольшой производитель, вынужден был нанять человека на эту процедуру. В сумме с ценой оборудования – расходы, которые вошли в себестоимость. Если для него цифра исчисляется сотней рублей на пару, то для маленького ремесленника, производящего одну пару в день – сколько? Я думаю, от тысячи на пару.

Уф, все! Теперь потребитель в полной безопасности! Браво!

Давайте посмотрим на практику.

Сертификация. Процедура такова: кому надо присылает по определенной форме спецификацию товаров в контору, которая занимается сертификацией; те считают и выставляют счет; оплата; через несколько дней курьером привозятся сертификаты.

Маркировка шуб. Знаю хорошо, мой друг детства много лет шубы продает. Сейчас будет закрываться. Несколько лет назад его хлопнули знатно за продажу не маркированных шуб, тоже думали – чушь, кому это надо. Сейчас схема такова. Китайцы продают на оптовых рынках шубы без кодировки. Мелкооптовые покупатели сами решают этот вопрос. Вопрос решается двумя путями. Первый – аналогия с алкогольным рынком (половина баров – без лицензий, большая часть напитков – мимо сканеров, крышевание). Второй. Есть конторы, которые за умеренную плату сделают любую шубу произведенной в России. Твоя задача отпороть ярлычки «Made in …» и промаркировать. Успешно решается две задачи – возможна практически легальная продажа и повышается производство шуб в России. Отчитаться можно красиво, меры – сработали, страна встает с колен.

Прогнозирую взрывное увеличение производства обуви в России.

В Санкт-Петербурге есть местечко – Апраксин Двор. Эта клоака в центре города не так давно вроде начала задыхаться, но сейчас налицо ренессанс. Гнойник уголовщины, опухоль по размножению домашних террористов, закрытые молильные дома от «гостей» города. Ничего с ней не сделают, никакого кодирования там не будет. Ровно также будет ещё в многих местных «апрашках». Будет дополнительный повод прищемить предпринимателей для разного рода проверяющих, это да.

Интересно, как фабрики Китае, Италии, США будут маркировать обувь для нас? По проекту обувь должна приехать на таможню уже маркированной. Таможенник со сканнером – вжик и всё понятно, что и откуда. То есть производит фабрика в Малазии обувь для бренда из Англии 10000 пар в месяц, русский покупатель покупает 100 и для него будет организованна маркировка? Не коптите мне мозг, граждане.

А что с остатками? Ведь тысячи магазинов имеют миллионы пар обуви на складах. У меня тоже есть небольшие остатки, поэтому зарегистрировался на сайте «Честный знак», там просто и быстро. Написал им – чего там с маркировкой остатков? Ответ.

«На данный момент утвержденного плана действия участников оборота товаров при маркировке остатков нет. Центр развития перспективных технологий совместно с представителями отрасли, входящими в проектно-экспертную группу, ассоциацией АКОРТ и Национальным обувным союзом подготовил рекомендации по поэтапному внедрению маркировки обуви, а также проект регламента по маркировке остатков продукции, находящихся в обороте на дату начала обязательной маркировки. Рекомендации направлены в Министерство промышленности и торговли РФ для рассмотрения. На основании рекомендаций будут приняты нормативные документы. Маркировать остатки товаров, находящиеся на складе у розничного продавца, сейчас невозможно». Процесс маркировки остатков находится в разработке. При этом разрабатываются регламенты, документы и атрибуты описания остатков товаров».

То есть к времени «Ч» тысячи продавцов обрушат сайт и ничего сделано не будет вовремя. Только штрафы потекут рекой.

Как будет происходить продажи? Вместе с чеком от кассы, которая имеет прямую связь с налоговой (вы же знаете, что каждый купленный презерватив тут же отражается в налоговой – вот, продажа состоялась!) будет сканер штрих-кодов, который будет вести учет продажи обуви (через год и одежды). Как при покупке водки – касса и сканер акцизной марки. Не очень понятно, почему эту историю не объединить, но это совсем другой вопрос. Зачем нужны кассы, если все мелкие продавцы платят от квадратного метра (ЕНВД) или патент – вопрос без ответа несколько лет.

Вывод. Помощь бизнесу множится и ветвится как рога мужа неверной жены, потребителя выдавливают в зарубежные онлайн магазины и покупки в поездках, в очередной раз сетевой ритейл нашел способ придавить малышей (для них грядущие расходы – мелочь). А обычный, малообеспеченный покупатель заплатит со своих доходов лишних пару десятков рублей государству. Он и не заметит, а для миллионов пар – будто бы существенно. На самом деле – нет. Администрирование этого постановление сожрет все доходы, ну это как обычно.

Хорошего дня, улыбок, Димону – привет!

Добавить комментарий