Куртки Zefear. Сделано русскими руками с русской душой.

Материал, сделанный раньше, но с уточнением — старт продаж 7 сентября.

Представляю вам материал о директоре фабрики на которой производятся куртки — Василии Андреевиче.

Человек интересной судьбы, не потерявшийся в трудные годины ельцинского ига продолжающегося, впрочем, до сих пор.

Василий Андреевич начал свою рабочую жизнь наладчиком киноаппаратуры в начале 60-х годов. В 1965 году его поставили директором кинофикации нескольких районов Ленинградской области. На тот момент был только один стационарный кинотеатр и несколько передвижных. За пять лет работы была организована сеть кинозалов — в крупных санаториях, совхозах, поселениях, воинских частях.

В 1970 году Василия Андреевича перевели в систему бытового  обслуживания. Он налаживал систему ателье, швейных, бытовых — все для трудового народа, как говорится. А в 74-75 году в районе посадили пять руководителей торга — проворовались сволочи.

Вызывают Василия Андреевича в райком партии и говорят — надо! Ты мол один не пьющий мужик в районе, да и не замешан был ни в чем. Иди директором торга, мил человек.

Партия сказала — надо! Пошёл. Овощебазы, магазины — все строил.

Поработал несколько лет, человек честный, не ворует, зарплата 120 рублей. Трое детей, как жить-то?

И вот в 1978 году на швейную фабрику закупили японское и немецкое оборудование. Нашего героя пригласили на предприятие наладить все это оборудование. Он и говорит — будете платить 400 рублей платить — пойду! Те сказали — будем! И Василий Андреевич с должности начальника торга пошел на фабрику наладчиком оборудования.

Петельная машинка.

Вот как-то не укладывается эта история в рамки нашего современного восприятия мира. Да и в те времена не укладывалась. Вероятно так думали и работники этой фабрики, поэтому на собрании трудового коллектива избрали Василия Аркадьевича директором фабрики. А зарплата директора — 180 рублей. Неее, не надо такого счастья! Совет директоров решил положить 320 рублей.

А фабрика производила в те годы джинсы. Где они брали деним я спросить забыл, но факт остается фактом — одно из первых предприятий в СССР, где производились джинсы.

В 1994 году все пропало. Вслед за Советским Союзом развалилась и промышленность страны.

К тому времени фабрика уже выполняла небольшие заказы финнов из марки Luhta. И вот Василий Андреевич сделал бизнес-план и предложил Пеке, владельцу марки, производить их продукт. Долго слово молвится, да скоро дело делается! Взялись за дело и 15 лет работали на финнов. Те завезли много оборудования супер-современного: голландские столы для закройки, петельные машины, даже упаковочная машина есть. Продукт упаковывается в вакуум — так выгоднее транспортировать.

Упаковочный станок. Сейчас не нужен.

EL: Скажите, а сколько сейчас работает у вас людей?

ВА: 120 человек.

EL: Да вы что! Это же реально много!

ВА: Какой много! У меня 240 работало, когда для финнов шили.

EL: А где кадры берете? Я поговорил с дамами на производстве, так они смеются — «Раньше у нас была бригада комсомольско-молодежная, а сейчас — пенсионно-ветеранская!»

(Большинство женщин проработали на фабрике ВСЮ ЖИЗНЬ. Как пришли после училища 30 лет назад, так и работают. Вы представляете, какой опыт у людей!)

ВА: Кадры — это проблема. Молодежи нет, все хотят быть чиновниками, да менеджерами, работать никто не хочет. В город едут. Училище швейное закрыто. Но мы планируем со следующего года возобновить его работу. Посмотрим, получится ли…

EL: Вы знаете, я же искал эту фабрику Luhta в Финляндии в Лахта, а они здесь шили! Почему завершили работать с ним?

ВА: Так обычная история. Пришел сын — уже седьмое поколение этой семьи, и закрыл все производство в Европе. Там были у них фабрики в Италии, Португалии, Голландии и у нас. Все закрыли, помещения в Финляндии сдали в аренду, а отшивают в Китае. Покуда Пека был, мы работали. У меня был Вольво с прицепом и прямо на вешалах возили в Финляндию.

Стол раскройки с голландской фабрики.

EL: А в чем отличие работы во времена СССР и сейчас?

ВА: Тогда все планировалось. Спрос превышал предложение, товара не хватало, мы работали на Северо-Запад и не могли обеспечить потребности.

EL: А вы помните, был такой «Знак качества СССР»? Был у вас?

ВА: Конечно!

Знак качества СССР был введен в 1967 году (год моего рождения, вот же как совпало!) и присваивался специальной комиссией товару, который по своим характеристикам был лучше советских и зарубежных аналогов. Давался знак на три года, потом надо было переподтверждать. Как раз на днях был сюжет по питерскому ТВ о фабрике «Салют», которая производила детскую одежду со Знаком качества. Фабрика «Салют» находится в двух шакгах от нынешнего Зефира на улице Кронверкской.

EL: Вот вы уходите на пенсию, на кого оставите здесь все? Так а где кадры-то брать будете?

ВА: Ну мне 72 года, сколько можно?! Я подготовил директора, на сбыте работает моя дочь. Меня все девушки мои просят — «Ты уж нас до пенсии-то доведи, Андреич!» Буду помогать, как-то стараться. Молодежь сейчас работать не привычна. Можно сделать программу развития, но нужны кадры. Поэтому и думаем, возобновить работу училища. Мы смеемся — постоянно фабрики же закрывают в Подмосковье — 300 вьетнамцев, 200 вьетнамцев. У нас только наши, местные работают, все русские.

Мне не хочется переходить на рабочую одежду, там же все криво. Надо заказ иметь. Мне тут знакомый дал заказ от Минобороны. Но с казал, надо 15% откатить. Ну я посчитал, сделал — людей кормить надо (говорит, как будто извиняясь за свой поступок — EL). Отгрузил, денег нет. Ждал, ждал, поехал в Москву в финотдел Минобороны.

EL: Это еще когда Сердюков был?

ВА: Да. Приезжаю, говорю — ну как там с деньгами? Мне в ответ — в порядке очереди. Вы — двенадцатый, оплачиваем 2-3 в неделю. Я говорю, ну как же — мне же зарплату людям платить надо? Короче за 10% получил свои деньги и больше с этой лабудой не связываюсь.

—————————-

На этом месте хочу поставить точку. Жирную, как Сердюков.

Мне вообще не жалко платить деньги на эту фабрику. Тут совсем другой уровень понимания, другая плоскость восприятия. Если у меня получится, то постараюсь максимально загрузить эту фабрику работой, чтобы иметь возможность приезжать и общаться с приятными русскими людьми и видеть эти красивые русские лица.

Друзья, хотелось бы подчеркнуть, что становясь собственником куртки Zefear, вы можете быть уверенными, что ваши деньги на 90% останутся в России и будут кормить много семей. 10% — это приблизительная стоимость материалов, их в России произвести пока невозможно.

Рабочий процесс.

 

ЗЫ: Мне ваш лайк не нужен, он нужен ВАМ, потому что это ваше отношение к этому вопросу.

 

11 комментариев

  • Забыл добавить: старт продаж в каком ~ месяце?

  • Надо брать! Поддержать заодно.
    Нет у меня ещё вещей маде ин Россия.

  • «в трудные годины ельцинского ига продолжающегося, впрочем, до сих пор.»

  • Подожгли те, кто хотел не купить, а забрать. Думал, как не думать…

  • Евгений, рассказ — класс. Надеюсь в России предпринимательство не будет у людей восприниматься как мошеничество и воровство. А куртку обязательно посмотрю.Спасибо

  • лет 10 назад, с приятелем в лен области наткнулись на фабрику по производству глиняной посуды по старрорусским традициям, каждый день по несколько автобусов с туристами приезжали — закупаться. хотели купить — да там по документам было мутно, и через месяц ее подожгли.не знаю кто. Я к тому- не думал выкупить?

Добавить комментарий