Килиманджарское безумие

В предвкушении программы «Любимый город» с Александром Савкиным публикую его рассказ о прогулке на гору Килиманджаро. Авторский текст сохранен полностью.

ЧАСТЬ 1.     ….теперь уже окончательно стало ясно, что из большой команды желающих отправиться на Килиманджаро нас осталось только трое. Я, Миша и Катя. Остальные, по разным причинам отказались….

Перед поездкой надо было сделать прививку от желтой лихорадки. Откладывал до последнего. Сделал буквально за 6 дней до отъезда. Перед работой забежал в поликлинику. Оказалось пустяковая процедура. Раз и готово. «Доктор. Какие-то последствия от прививки могут быть?» -спросил я у медстестрички,  делавшей мне укол. «Что вы!!! Никаких последствий! У нас импортные, проверенные вакцины. В худшем случае, а такое бывает крайне редко,  у вас может немножко подняться температура. 37.1 – 37.3. Слегка познобит. Но в течение суток все пройдет!» Ну и ладушки! Дело сделано. Впереди – приииклююючееееенияяяяя!!! Сразу после прививки бегу на работу. У меня группа. Двухдневный тренинг. Последний тренинг перед поездкой… Прихожу на работу, начинаю вести группу и  чувствую, что со мной что-то не так. Вдруг стало очень жарко. Движения людей, их речи стали замедляться. Зал подернулся дымкой. Но то, что меня действительно удивило это «легкий озноб». Я сидел на стуле и видел, как мои ноги тряслись, буквально подпрыгивая над полом. Тряслись руки. Стучали зубы. Лицо покрылось испариной… Продержался до перерыва. Градусник под мышку – 38.4.  Так вот оно значит как «слегка познобит» и «немножко поднимется температура»…

Два дня в лежку. Температура держится. Из левого уха стала вытекать белая прозрачная жидкость. Постоянно знобит. Холодно….

Третий день. Озноб, вместе  с температурой начали спадать….. Из уха течет…

Сутки до выезда. Температура 36.9,  из уха продолжает течь…. Сильная слабость….

На перроне меня провожает Маришка ( Я еду поездом до Москвы, а там на самолет). Дает мне в дорогу книгу Хэмингуэия со словами: « Я сама не читала, но в этом сборнике есть его произведение «Снега Килиманджаро». Ты ведь едешь туда —  почитай  в дороге»….

Ночной перелет. Слабость. Из уха, вот зараза,  продолжает течь. Меняю самодельные ватные тампончики. Выглядываю в окошко. Под нами ночные джунгли пересеченные красными полосами. Стюардесса объяснила мне, что это горят джунгли…. Ужасное, завораживающее зрелище…. Дочитываю «Снега Килиманджаро»… Герой произведения медленно умирает от гангрены у подножия горы, на которую я собрался забраться. Под ложечкой засосало. Весь мир кричит — ОСТАНОВИСЬ!!!  Савкин, Савкин, что же ты делаешь?

Часть 2.

 

У подножия горы встречаемся с проводником. У входа в национальный парк —  сидит совершенно пьяный автоматчик с нашим Калашниковым небрежно зажатым между ног. Катя отговаривает от фото с ним. Мало ли что у него в голове.  И в моей голове, похоже, мало чего. Фотографируюсь…

Первый день подъема скорее напоминает прогулку по парку среди высоченных эвкалиптов. Идешь себе не спеша вверх. Волнение перед предстоящим подъемом есть у всех, но о нем не говорим. Скорее прислушиваемся друг к другу и утешаем себя тем, что , мол, не  я один испытываю такие пааааакостные чувства… Хорошая новость. Из уха перестало течь. Плохая новость – фоновая,  слабость присутствует и здорово дает себя знать. Тревожно прислушиваюсь к себе, в надежде уловить знаки о том, что  произойдет раньше – восстановлюсь  или… сломаюсь. Так хочется верить в первое.

Второй день. После ночевки стало, повеселей. Все живы – здоровы. И даже бодры. Почувствовали себя своими в муравейнике людей, которые съехались сюда со всего мира. И парами, группами, поодиночке идут вверх, в том же направлении. Среди них есть совсем дедушки и бабушки, которые решили просто погулять , сколько позволят силы…Как трогательно выглядят пары старичков взявшихся за руки, прижавшихся друг к другу и неспешно, буквально приставными шагами, идущих вперед. У них в глазах столько любви, принятия и восхищения….У нас появляется  вера в успех. Она буквально окрыляет. О-хо-хоу,  а не замахнуться ли нам, по возвращению, на  Эверест!!! Ведь так легко все дается…. Правда сильно портит настроение и заставляет сердце сжиматься периодически встречающаяся сцена. На самодельной тачке ( что-то типа носилок прикрепленных к велосипедному колесу) облепленной со всех сторон чернокожими парнями — лежит человек. Парни стараются бежать. Но это плохо, получается, по  усыпанной камнями дороге.  Голова человека трясется из стороны в сторону… Один раз я спросил у нашего проводника, указывая на человека в тачке: « Что с ним?» « Не знаю – ответил проводник,  Но этот  еще жив! Видишь ли, мы спускаем пострадавших в мешках. У этого мешок  расстегнут. Если он умрет – мешок застегнут»… Потом  он рассказал нам что «урожайность» горы порядка 50-70 трупов в год. Основных причины две: слабое сердце и черепно-мозговые травмы…

Через некоторое время лес переходит в подлесок и вот мы уже на свободном от растительности пространстве. Впереди вершина. Где-то еще не реально далеко… Господи, какая красота. Температура больше +20 ( а дома ниже -20!). я в шортах и футболке. Да здравствует Африка!!! Медленно и печально идем. Шаг за шагом. Шаг за шагом….Встречаются выложенные из камней, большие кресты. Нам пояснили, что на этом месте умерли проводники, которые попали под дождь. Странно. Почему умерли? Я не задал этот вопрос, но сам , позже пережил ответ на него.  К вечеру приходим к предпоследнему лагерю. Не могу дотронуться до ног. Даже не могу понять, что произошло. Они буквально горят…мой  мозг, мозг  человека приехавшего из снежного Петербурга не сразу смог осознать, что я сжег их на солнце. К утру ноги продолжают болеть и покрываются  волдырями. Бинтую их…. Начинает неприятно болеть голова.  Обидно. У меня начинается «горняшка» ( горная болезнь) . Поделился своей печалью с ребятами. Миша, добрая душа, без прикрас прокомментировал: «Хреново, Савкин! Очень хреново!!! Ведь  мы еще не дошли до основного лагеря, а тебе уже хреново!» Утешил! Сутки на акклиматизацию. И еще один переход до основного лагеря. Ходим вокруг. Осматриваем окрестности.  Удивляемся  странным на вид пальмам каким-то юрким птахам-попрошайкам. Не без зависти смотрим на команду из Казахстана, со странным названием «Горные бурундуки». Все одеты в одинаковой форме. Пышущие силой и здоровьем мужчины и женщины. Этакие энергайзеры. Познакомились. И они поведали нам, как они в течении последнего года серьезно готовились к этому восхождению… Боже, что творилось с нашими душами когда мы слышали этот рассказ. «Даааааааа!» — это все, что мы сказали друг другу после встречи с «коллегам и», стараясь, при этом, не смотреть в  друг другу в глаза.  Днем, на сутки раньше, построившись в шеренгу  по росту, по команде развернувшись , они отправились на покорение. Не без зависти, я посмотрел им в след.

День медленно тянулся. Головная боль стабилизировалась на отметке «терпимо». Если не делать резких движений головой. Если медленно двигать глазами, то жить можно. Не обошлось без курьеза. Все произошло в столовой. В большом помещении с длинюююющим  столом по середине и  скамьями по обе стороны. Каждый приходит сюда со своими харчами, садиться и лопает. И вот зашли мы. Сели. И явно как-то помешали большой, шведской компании, которая довольно шумно, по хозяйски заняв почти все пространство ,отмечала свой удачный подъем на вершину. Я втиснулся с края стола. Прижавшись бочком к ,огромных размеров шведу, который зло посмотрел на меня и что-то сказал. Компания засмеялась. Я – вежливо улыбнулось. Спустя некоторое время он меня «случайно» задел и вытаращился. По  нашему, типа – «чё проблемы?!!!» Миша, чтобы как-то разрядить обстановку, протягивает мне большую, запаянную  банку с сухим молоком. Мол, не обращай внимание. Открой банку. Принцип открывания прост. Взяться за специальное кольцо, и мягко потянув за него,  открыть крышку. И вот тут-то сошлись два обстоятельства. Первое – банка была запаяна при нормальном давлении, а мы находились на высоте около трех тысяч. И второе, не смотря на то, что я был «почти никакой», кровь в жилах кипела, и я был готов хоть разочек врезать этому громиле. А там – прощай Килиманджара. В общем, я без злого умысла , развернул банку предполагаемым отверстием к шведу  и со всей дури дернул за кольцо. Раздался хлопок, и почти все молоко вылетело прочь из банки. Швед, ,в мгновение ока превратился в деда мороза! Мое «I am sorry!» было поглощено дружным смехом…

Последняя ночь в этом лагере…Периодически просыпаюсь то от головной боли, то от боли в ногах…. Утром собираемся к предпоследнему подъему. Проводник предупредил, что прогулка закончилась. Впереди еще не восхождение. Впереди испытание. И вдруг крик Кати: «ребята, ребята! Смотрите!!!» Мы выбежали из своего домика и увидели печальное зрелище. По дороге,  идущей от вершины,  медленно шли «бурундуки». От их строя ничего не осталось. Они растянулись на сотни метров.  Куда делся лоск. Перед нами были измученные, потрясенные люди. «Что случилось?!!!». На меня смотрели глаза полные боли  и растерянности: « Мы даже не предполагали, что будет так трудно….». « Вы поднялись на вершину? Вы были на двух вершинах? (гора двуглавая)». Ответ был озвучен  сдержанным криком: «если   хотя бы кто-то из вас поднимитесь на одну вершину – на другую неее ходииииитеее!!!!».  Говорящий опустил голову и поплелся дальше. На моей голове шевельнулись остатки волос. Что- то мистически угрожающее было в этих последних словах….

 Продолжение будет!

2 комментария

  • Спасибо. Только что прислали очень интересный материал из Японии, обработаю и выложу.
    Хокку уже готов.

Добавить комментарий