Субкультурный локализм. Акценты.

Faces and Laces

Это мероприятие, названное в этом году непонятным и интригующим словосочетанием «субкультурный локализм» оставило двойственное впечатление. С одной стороны — затрачено огромное количество усилий по привлечению артистов, ресурсов, созданию атмосферы единого поекта. С другой — так и не понятно, в чем основная идея этого шоу. Название вообще притянуто за уши, хотя читал какое-то объяснение-расшифровку, которая, впрочем, ничего не проясняла. Скорее всего суть в том, что субкультурные образования все более ограничивают сами себя в своих проявлениях и становятся этакой вещью в себе, ноуменом, в понимании Канта.

Напомню, что Кант считал, что существуют идеи (вещи-в-себе), исходящие от «чистого», не опирающегося на опыт разума. При этом наличие такого рода идеи совсем не доказывает наличие вещи. И вот, перенося философские изыскания Канта, на пыльные улочки развороченной ремонтом Москвы, можно увидеть, что зачастую то, что выдается за какую-то идею, концепт, существует лишь в фантазиях идееносителей. Не имея опыта они и создают что-то, что опытом не постичь. Этот факт мне видится реально состоявшимся уже давно, но мне казалось, что я просто не очень погружен в событийный ряд и поэтому не улавливаю единой линии жизни того или иного субкультурного ростка. Если именно такую мысль имели ввиду организаторы шоу, выбирая такое название, то мои наблюдения обретают единомышленников. Они, также как и я, этично посмеиваются над попытками буйных фантазёров что-то соорудить необъяснимое и непознаваемое опытом жизни, не забывая при этом взять с них немножко денег за предоставление платформы для попыток мыследействия. Ладно, действия без мысли… Есть, несомненно, версия, что название было придумано для загадочности и интеллектуального флёра, но открыть завесу тайны над процессом создания имени могут только организаторы. 

В чем же я вижу кратеровидную структуру современных субкультур, красиво названную локализмом? Не предъявляется к интеграции в общество итогов взаимодействия субъектов этих субкультур — команд, объединений, личностей. Не видно взаимодействия даже в рамках одной субкультуры, что уж говорить о «скрещивании» ниш. Объясню на примере. 

Представим, что есть одна футбольная команда. Она считает себя крутой, выходит с чувством превосходства на поляну, дает вместе и по отдельности интервью, но не играет в футбол с соперниками. Она становятся командой для себя. Это немного похоже на наш современный футбол, только в нём команды не для себя, а для владельцев и их денег. Также и в сегменте молодежных субкультур. Есть какие-то команды граффити, они наверняка что-то делают, может даже выдают холтрейны, хотя я не слышал давно, но всё это остается в рамках команды и их приятелей. Художники стремятся получить подряд на оформление проектов, работают на заказ, что можно назвать творчеством лишь с большими оговорками. В конце концов, никому же не приходит в голову называть серьезным творчеством дизайн квартир? Иногда, отдельные проекты удостаиваются внимания общественности. Схожая ситуация в архитектуре — много ли из построенных в последние годы зданий смогут претендовать на звание памятников через пятьдесят лет?

Когда я много занимался «около-граффити», то делал конкурс дизайнов дек (скейтбордов). Мы организовывали разрисовывание макетов автобусов, проводились граффити-фесты. А скейтбординг? Два-три контеста в Санкт-Петербурге и не меньше, а чаще значительно больше проводилось в Москве, когда был жив скейтпарк «Адреналин». Были туры команд по стране, прорайдеры, флоу-тимы — это все имеется сейчас? Вполне возможно я не знаю, тогда поправляйте. И вместе с идеей скейтбординга целиком изменилась идея взаимоотношений внутри молодежи, линии общения, точки соприкосновения. Поменялась мода. Я помню, как один видный деятель движения говорил: «Заезжаешь на Петроградку, а тут молодежь одевается иначе, чем в спальниках». Понимаете о чём я? Перекрестное опыление.

А что сейчас? Повальная пропаганда гоп-сексуализма — треников, спортяг, кроссовок, маек-алкашек и прочей мути-от-моды, наличие приличия разговаривать матом при девушках и разговаривания матом девушек. Их яркие пропагандисты — баттлы, гремящие как погремушки, а они пустые, если использовать панч Мирона. Фразы типа «мочить в сортире», «ответить за слова», «с ним надо разобраться» привели к чему? Не знаете? Всё зауралье опутано сетью уркаганских объединений подростков. В школах, училищах, просто на улицах. Там действуют «понятия», законы зон-малолеток, уркаганские прихваты. Не слышали? — погуглите вопрос. Как пацанята на отделения полиции нападают. Ну а чего? Если «дворцовый переворот» группы «Война» — это творческая акция и за неё не садят, то что хотите?

Я вам скажу. Я из глубокой Сибири. У нас были в смутные времена издыхания СССР и банды и урки крепко стояли на ногах. Кроме собственно идей всегда ориентиры проставлялись через внешний вид. Свой стиль, своя мода. И я вас уверяю — тогда носить по городу спортивные костюмы — был удел типа члена группировки. С простого подростка могли запросто снять.

Весь хайп по этой ужасной моде псевдо-спортивной приведет к плохим результатам. В уличных войнах в 80-90-е погибло много больше парней, чем в Афгане. Один раз футбольных фанов уже использовали на Манежке, используют и ещё раз. А субкультура не только создана, она наполнена пошлостью и отсутствием вкуса у целой плеяды вполне умных людей.

Понимаете, какую цепочку событий легко выстроить из невнимания к своему внешнему виду и внешнему виду своего ребенка?

Добавить комментарий